Мотивы сна в романах Ольги Токарчук

Психология » Мотивы сна в романах Ольги Токарчук

Мотив сна в литературе является одним из самых распространённых. Интерес к сфере сна существовал издавна, сущестует он и в наше время. Сон открывает нам глубины внутреннего "Я", сны — это другая реальность. Поэтому в литературе испокон веков мотив сна сопутствовал мистическим элементам повествования, передавал самые сокровенные чувства героев, ярче раскрывал их личность. Сон находил себе место не только в прозе, но и в лирике, являя фантастические образы и символы.

Рассмотрим некоторые работы, интерпретирующие феномен сна в культуре. Вадим Руднев в "Словаре культуры ХХ века" пишет, что сны человек начал видеть в тот момент, когда стал отличать иллюзию от реальности, сон от яви. Тогда же люди стали придавать снам значение и пытаться истолковать их. Искусство истолкования сновидений было развито в древнем Вавилоне, в Римской империи сновидения влияли на политику. Первым в Европе нового времени на сновидение обратил внимание Рене Декарт, который записывал и тщательно анализировал свои сны. После известной книги Зигмунда Фрейда "Толкование сновидений" (1900г.), по мнению В. Руднева, сон стали ассоциировать с фильмом. З. Фрейд обращал внимание на сон в связи с психоанализом: именно во сне человек раскрывает свои бессознательные импульсы. Ученик Фрейда Карл Густав Юнг в своих мемуарах "Воспоминания. Размышления. Сновидения" (1961) рассматривает сон как послание человеку из коллективного бессознательного, к которому необходимо прислушиваться как к опыту прошлых поколений. Именно сновидения при правильном истолковании могут вести человека по его жизненному пути. Неофрейдист Эрих Фромм объединяет опыт Фрейда и Юнга в своей книге "Забытый язык" (1951) с поправкой на гуманизм: он даёт трактовку снов для обычного, не подкованного психоаналитически человека.

В.Руднев задаётся вопросом семиотической трактовки феномена сна. В связи с этим он говорит о проблеме онтологического статуса реальности, которая аказализировалась в ХХ веке. Исследователь полагает, что вся культура ХХ века - это страшный сон (даосско-буддийская традиция). Проблема разграничения сна и реальности обострилась именно в сознании людей ХХ века. Р. Декарт считал, что нельзя определить, "сплю я в данный момент или бодрствую". "Онтологический статус сновидения стал предметом ожесточенной полемики между философами-аналитиками Б. Расселом, Дж. Э. Муром и А. Айером. Все считали парадокс Р. Декарта неразрешимым" [Цит. по: 14, c. 281] . Н.Малкольм утверждал в своей книге "Состояние сна" (1958), что "сновидения как чего-то феноменологически данного вообще не существует" [Цит. по: 14, c. 281]. Сны существуют как таковые только потому, что о них рассказывают люди. В заключении автор приходит к выводу: сон не является языком, так как он не имеет "плана выражения".Эту тему продолжает Ю. М. Лотман в книге "Культура и взрыв". Автор в разделе "Сон – семиотическое окно" обращает внимание на сон как культурное явление: "архаический человек обладал гораздо большей культурой сна, то есть, вероятно, видел сны и запоминал их гораздо более связанными" [7, c.123]. Особую роль, считает Ю.Лотман, имеет интерпретация, пересказ и организация сна в систему (П. Флоренский). Ю.Лотман в своей работе не останавливается подробно на фрейдовской концепции, а лишь только "на параллели этой методики с древнейшими, восходящими к эпохе предкультуры, истолкованиями сновидений" [7, c.124]. Автор рассматривает соотношение слова во сне и его значения, он приходит к выводу, что "сон — это семиотическое зеркало, и каждый видит в нем отражение своего языка" [7, c.124]. Другими словами, сон – это определённый набор значений, который систематизирован в культурном процессе и имеет своё индивидуальное значение у каждого человека. Если говорить о языке снов, то в конце ХХ века он уступил место более понятному и универсальному языку, обслуживающему техническую сферу. Произошло смещение функций: сон перешёл в сакральное пространство (послание от "таинственного иного"). Связь поэтического вдохновения и мистического сновидения также имеет место быть во многих культурах.

Ю. Лотман называет сон "отцом семиотических процессов", так как "вера в таинственный смысл снов основана на вере в смысл сообщения как такового" [7, c.125]. В связи с этим автор говорит о полилингвиальности сна, а именно о "нереальной реальности", в которую и погружает нас сон (звуки, ощущения идентичны реальным).

Автор также отмечает своеобразность трактовки снов в разных культурах: "семиотический клубок" можно распутать по-разному в зависимости от "переводчика", истолкователя. Один и тот же сон имеет совершенно разное значение в европейской и восточной культурах. Природа сна также различалась: "древние римляне видели в снах предсказания богов, а современные фрейдисты — голос подавленной сексуальности" [7, c.126]. Стоит отметить, что сон индивидуален, следовательно, он является "языком для одного человека".

Таким образом, сон является "хрупким и многозначным средством хранения сведений", он же выполняет существенную культурную функцию: является "резервом семиотической неопределенности, пространством, которое еще надлежит заполнить смыслами" [7, c.126].

В литературе, как уже говорилось, часто встречается мотив сна, как в прозе, так и в поэзии. Сон раскрывает сущность героя, его переживания на бессознательном уровне, его скрытые комплексы и желания.

Мотив сна в литературе интерпретирует А. Ремизов в книге "Огонь вещей. Сны и предсонье" (2000). Он оригинально истолковывает литературное наследие писателей-"сновидцев" - Н.Гоголя, А.Пушкина, Н. Лермонтова, И.Тургенева и Ф.Достоевского. Для А. Ремизова сновидение - одновременно и вместилище памяти, которое охватывает и историю, и прапамять, и воображение: "В снах не только сегодняшнее — обрывки дневных впечатлений, недосказанное и недодуманное; в снах и вчерашнее — засевшие неизгладимо события жизни и самое важное: кровь, уводящая в пражизнь; но в снах и завтрашнее — что в непрерывном безначальном потоке жизни отмечается как будущее, и что открыто через чутье зверям, а человеку предчувствием; в снах дается и познание, и сознание, провидение..." ("Морозная тьма" [22, c. 23]). Сновидения — связующее звено между здешней, "привычной", действительностью и мирами, "откуда появляется живая душа и куда уходит оттрудив свой срок" ("Гоголь и Толстой"). Мировосприятие А. Ремизова родственно общим принципам античного ("наивного") самосознания: "Античные понятия реального и иллюзорного, - пишет О.Фрейденберг, - были прямо противоположны нашим как в гносеологическом отношении, так и по содержанию этих понятий: античность принимала за подлинность то, что мы считаем несуществующим, а то, что для нас реально, она относила к миру протяженной "видимости". Действительным она считала небытие, а бытие — "копией", иллюзией действительного (небытия). Говоря нашими понятиями, античный художественный образ представлял собой иллюзию действительности, а с античной точки зрения — иллюзию иллюзии: реальный мир, мир микрокосма, считался только "подобием", "подражанием", чувственным "образом" подлинного макрокосма, потустороннего мира, который постигался умозрением" [19, c. 238.]. В соответствии с античной традицией, жизнь воспринимается как сон: "наша земная жизнь не есть последняя, окончательная, истинно действительная жизнь и <...> от нее возможно, хотя бы в некоторой степени, такое же пробуждение, как то, которое мы переживаем, переходя от сна к бдению" [22, c. 346. ]. Автор считает, что сновидение - это истинная жизнь, прерываемая жизнью. Сон начинается "нигде" и уходит в "никуда", это связь с прошлыми веками, ниточка к вечности.

А. Ремизов интерпретировал художественные тексты как сны, добавляя к ним оригинальные ассоциации, примеряя на себя роль сновидца. Творческая фантазия автора "Огня вещей" позволила ему своеобразно интерпретировать литературные произведения прошлых лет и одновременно высказывать свои собственные мысли. Отдельные литературные сновидения, присутствующие в классических текстах А.Пушкина и И.Тургенева, автор "Огня вещей" систематизировал и классифицировал.

Ольга Токарчук - это одна из самых популярных польских писательниц. В литературу она вошла благодаря своим стихотворениям, но подлинным её дебютом считается роман "Путь людей книги" (1993). В 1995 году она пишет следующий свой роман "Э.Э.", следом за ним - необыкновенную книгу "Правек и другие времена" (1996). "Дом дневной, дом ночной" выходит в 1998 году, в 2004 она пишет "Последние истории", в 2008 - роман "Бегуны". Ольга Токарчук известна и как замечательный рассказчик: в 1998 году выходит сборник её рассказов "Шкаф", в 2001году - "Игра на разных барабанах".

Творчество Токарчук относят к "молодой прозе 1990-х годов", её творчество изучают многие польские исследователи. Агнешка Вольны- Хамкало в статье "''Последние истории'' Ольги Токарчук" [1, с. 5-6] пишет о характерной мифологической ауре всего её творчества. Несмотря на употребление уже известных литературных приёмов, Ольге Токарчук удаётся каждой своей книгой удивлять читателя и критика. Автор подчёркивает, что книга "Последние истории" - это роман не просто о женской судьбе, это роман о смерти.

Михал Витковский пишет в статье "Играет Ольга Токарчук": автор играет на наших чувствах, представлениях, стереотипах, играют и герои [27, с. 55-67]. Её сборник "Игра на разных барабанах" интересен и разнороден по своему составу. Рассказы различаются по своей поэтике и тематике, однако есть нечто прочное, связывающее все рассказы сборника. Автор статьи говорит об ощущении "прозрачности", а именно о "невозможности самоидентификации" в художественном мире Токарчук.

Другой польский критик и философ Пётр Марчишук в своей статье "Правек Ольги Токарчук, или созданье литературного мира" пишет о том, что автору удаётся создать мифологические миры в своих произведениях, эти миры находят друг на друга и проникают друг в друга [26, с.55-68].

Цель данного исследования заключается в рассмотрении мотива сна в романах Ольги Токарчук. Исходя из цели, мы определили следующие задачи:

1. Описать семантику сна в культуре;

2. Осмыслить традицию использование мотива сна в литературе;

3. Выявить специфику сна в романах Ольги Токарчук.

Объектом исследования является творчество Ольги Токарчук. Предметом исследования стала онейросфера (сновидения) с точки зрения ее функционирования в поэтике писателя.

Материалом для исследования являются романы "Путь людей книги" (1993), "Правек и другие времена" (1996) и "Последние истории" (2004).

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые предлагается анализ функций сна в романах Ольги Токарчук.

Структура работы определяется целью и задачами, поставленными в ней. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 32 наименования.

Информация по теме:

Цветовой тест отношений
Цветовой тест отношений (ЦТО) предназначен для объективации субъективной позиции человека (осознаваемой и неосознаваемой) по отношению к окружающей его действительности. В его основу положена теория личности В. Н. Мясищева, согласно котор ...

Неблагополучная семья и ее характеристики
Из предыдущего параграфа мы можем сделать вывод о том, что семья является основным хранителем и транслятором социальных и нравственных ценностей, что она влияет на формирование идеологии подростка и т.п. В целом, влияние семьи на развитие ...

Феномены телесности у взрослого человека
Наиболее сложную для понимания картину образуют феномены телесности у взрослого человека. В ходе развития они оказываются "встроенными" в общую архитектонику психической жизни индивида, смысловой сферы его личности, образуя при ...

Популярное

Система саморазвития человека

Почти каждый человек, понимает об необходимость саморазвития. Но очень немногим удается довести эту идею до какого-то конкретного результата.

Конфликты в семье

Множество семейных проблем возникло не вчера. Неполные семьи, разводы, супружеские конфликты, проблемы одиночества существовали и в прошлом...

Меню сайта